Международный холдинг «ЕвроМедиа» — весь спектр коммуникационных услуг в России и странах Евразийского союза!

Разработать совместный проект >

Олимпийская чемпионка и мороженщик с острова Сардиния

Олимпийская чемпионка и мороженщик с острова Сардиния

Олимпийская чемпионка и мороженщик с острова Сардиния  | Олимпийская чемпионка и мороженщик с острова Сардиния
27.09.2022

Финальная история проекта об иностранцах в России.

Владлена Бобровникова и Федерико Абис — люди в Ростове-на-Дону известные. Она — левая полусредняя местной гандбольной команды, олимпийская чемпионка. Он — владелец популярной джелатерии Мамма Mia da Federico.

Их историю мы специально приберегли на финал проекта. В ней и большой спорт, и большая любовь, и вкусный семейный бизнес.


...Я стою в джелатерии и никак не могу выбрать на пробу один из тридцати сортов джелато и сорбета. Сорбет — разновидность фруктово-ягодного безмолочного мороженого, а джелато — итальянский замороженный десерт из коровьего молока и сахара, с добавлением ягод, фруктов, шоколада, орехов, даже сыров. Джелато отличается от привычного нам мороженого меньшим содержанием молочных жиров.

Инфографика джелато.jpeg

— Какое мороженое самое популярное в Италии? — пытаюсь получить подсказку у джелатьере.

Федерико: — Пломбир, наверное. Фисташковое популярно, нутелла. Мороженое с лакрицей. Но здесь его не воспринимают, у вас считается, что лакрица, она же солодка — это лекарство.

Влада: — Клиентам постарше мы советуем попробовать у нас пломбир. И они говорят: «О, ваше мороженое, как советское». Хотя итальянское делается по другой технологии, нам такая оценка очень приятна.


— Как понять, что джелато хорошее?

Федерико: — Если после него вам не хочется пить, значит, хорошее. Джелато — очень капризный продукт: чуть-чуть другое молоко, и вкус уже не тот. Но мы нашли маленькую ферму в Ростовской области, где покупаем действительно хорошее натурально молоко. Где нашли, не скажу, секрет. И технологии тоже секрет. Это ведь самое главное — вкусный рецепт и знание технологии.

Открытие.jpeg

Зато не секрет причина, которая привела его в Россию: Федерико по уши влюбился.

12 лет назад российская гандболистка Владлена Бобровникова уехала играть по контракту в Италию, за клуб «Сассари» на острове Сардиния. Накануне Нового 2011-го года на вечеринке познакомилась с профессиональным пловцом Федерико Абисом. Правда он спортивную карьеру уже заканчивал.

— Фе сказал мне потом, если бы я не говорила по-итальянски, то он не стал бы иметь со мной дело, — смеется Влада. — Я тогда знала язык на бытовом уровне. Но сложные фразы не понимала, сленг, юмор тоже. И когда он что-то писал мне, я бежала к итальянкам, с которыми жила на квартире: «Девчонки, переведите!»


— Как вы оказались в Ростове?

Влада: — В 2012 году мне предложили здесь контракт. Я говорю: «Фе, ну что, поедем на два года?» Он согласился. И это было удивительно, потому что сарды обычно не покидают Сардинию, живут на острове из поколения в поколение, но Федерико рискнул.


— Что вы знали о России, когда собирались сюда?

Федерико: — Вообще ничего. Даже названия города — Ростов-на-Дону — не слышал. Знал только стереотипы: что в России нет ни капли солнца, и медведи, как у нас собаки, гуляют по улицам. И холодно, очень холодно! Поэтому накупил толстенных пижам, теплых штанов и свитеров, чтобы в них ходить дома и спать. Ничего не пригодилось. (Смеется.)

7 октября будет 10 лет как мы здесь. В первый раз приехал в Ростов с Сардинии в доме на колесах. Посадил своих родителей, двух собак, погрузил багаж. Ехали 5 тысяч километров, а на российской границе нас встречала Влада.

Инфографика победы.jpeg

— И как вам тут пришлось поначалу?

Федерико: — Трудно. Главная трудность — язык. Я ничего не понимал, поэтому сидел дома или гулял с собаками и ждал Владу с тренировки. Прошло два месяца, и я решил, что больше так не могу: или начинаю работать, или уезжаю домой. Но тогда уже Влада нашла мне преподавателя, и я начал учить русский язык.

В Италии русский в университетах приравнивается к китайскому и арабскому, он очень тяжелый. Я прошел 10-15 занятий — начал кое-что понимать, но дальше уже учил язык на работе. Я пошел официантом к ростовскому итальянцу Джорджио Мацце в ресторан Sapore Italiano. Им было прикольно, что у них в зале работает итальянец, а мне полезно.


Чем русский, пусть и с итальянской кухней, ресторан отличается от ресторана в Италии? 

Федерико: — В Италии более уважительное отношение к официантам. И сам хозяин заведения может подать вам блюда. А тут официант — работа для студентов, временная, сезонная. И отношение посетителей — часто свысока.

В России в ресторанном бизнесе все более правильно, все считается по граммулькам. А в Италии это семейный бизнес, все делается от сердца, и не смотрят, сколько пасты накладывают: не много ли?

Еще меня вначале очень удивляло, как русские завтракают. В Италии завтрак — это капучино и круассан. А тут, ресторан только открылся, зашли двое: «Капучино, коньяк, карбонара». Я спрашиваю: «В какой очередности вы это хотите?» — «Все вместе!» Они выпивают коньяк с капучино. А потом начинают есть пасту!


Влада: — Я помню тот день. Фе пришел домой с работы потрясенный: «Аморе, аморе! Ты представляешь, что сегодня было? Как они могут утром столько есть?» (Смеется.) Он тогда смешные слова с работы приносил: не «мелочь», а «мелочка»; «почему што»; «кухэня», «зал курячий» и «некурячий». А еще посудомойщицы и уборщицы учили его «своему» русскому.

Федерико: — «Ё-пэ-рэ-сэ-тэ»! Трудно, но я научился. (Смеется.)


Спустя три года жизни в Ростове Федерико сделал Владе предложение. В небе над Веной.

Влада: — Мы тогда путешествовали по Европе в доме на колесах. Пошли в Вене в парк аттракционов кататься на колесе обозрения, поднялись на самый верх, и вдруг Фе начал копаться в сумке. Роется и роется!

Федерико: — Колесо там огромное, я думал, что оно сделает всего один круг, спешил, искал! А она ля-ля-ля, ля-ля-ля. Она такая всегда: любит разговаривать больше, чем я. Очень похожа на итальянку.

Влада: — Я не могла понять, чего он копошится. И вдруг: «Аморе! Выходи за меня!» Я чуть не упала с того колеса!

Итальянцы умеют красиво ухаживать. У них, например, есть такая традиция: в ночь перед свадьбой жених приходит к дому невесты и поет серенаду. Свадьба у нас была на Сардинии, я жила в отеле на очень живописной старинной улице. Вдруг слышу пение. Выхожу на балкон, а там Федерико с моими друзьями, из России на свадьбу приехало человек двадцать. Он пел мне «Я тебя люблю» — песню Адриано Челентано с припевом на разных языках... Федерико большой выдумщик и романтик: такие сюрпризы я получаю от него до сих пор.


— Необычные сережки на вас: число 17 и буквы VB — тоже его подарок?

Влада: — Да, подарил после чемпионата мира-2019, на котором я в составе сборной России выиграла бронзу. 17 — мой игровой номер, VB — инициалы. Забавно, но в Италии это число считается несчастливым. У них даже в самолетах нет 17-го ряда. И в пятницу, 17-го Федерико говорил: «Не надо делать никаких важных дел!» Когда я пришла в итальянскую команду, этот номер был свободен, никто не хотел брать. Но мне это число приносит удачу.


— А вас какие русские приметы удивляли?

Федерико: — Что надо посидеть на дорожку. Что нельзя давать вечером деньги в руки, надо положить их на пол. И нельзя свистеть!

Влада: — Он постоянно насвистывает. И ему все говорят: не свисти, денег не будет! А он так поет. И не понимает: почему нельзя петь? (Смеется.)


— Вы несколько лет проработали в ресторане, а потом решили открыть свое дело. Как все вышло?

Федерико: — Да, я работал с 10 утра до 10 вечера, меня повысили до администратора. Но хотелось работать не на кого-то, а на себя. Мы нашли итальянскую пару, скооперировались и открыли джелатерию. Я выучился делать мороженое, начал разбираться в тонкостях, технических моментах. Так мы проработали пять лет, а потом наши с партнерами пути разошлись. Но что ни делается, все к лучшему: теперь у нас новое место, в парке Революции, где много людей, и нас уже все знают. Так что работаем на развитие.


— Правда, что вы вложили в первое кафе вашу олимпийскую премию?

Влада: — Да, покупка помещения и ремонт — это моя премия. Но у нас все общее. Патриархальный устав семьи никогда мне не нравился, и я еще на Сардинии сказала Фе: у нас равные права. Сегодня ты зарабатываешь, завтра я. Когда он только приехал в Ростов и несколько месяцев не работал, все было на мне. Он переживал, но я говорила: когда-то я закончу с гандболом, а у тебя будет бизнес, будешь содержать семью.


Фото: Алексей Филиппов (РИА Новости)


— Гандбол ведь довольно травматичный вид спорта, верно?

Влада: — Да, но я с 11 лет занимаюсь гандболом, а мне скоро 35, так что я привыкла к травмам, синякам и шрамам. Когда прихожу с фингалом, а как-то мне даже нос сломали, Фе, шутя, говорит знакомым: «Это не я! Это не я!»


— У вас очень длинный список побед. Какие из них самые главные?

Влада: — Конечно, Олимпийские игры. Золото в Рио в 2016 году и серебро Токио-2020. Бывает забавно: когда люди узнают, что я олимпийская чемпионка, они приходят в такой восторг, как будто я не человек.

Федерико (с гордостью): — Но ты необычный человек, так и есть.


— Вы на играх жены часто бываете?

Федерико: — Когда играют в Ростове, хожу на все, я там наше мороженое продаю. А когда на выездах, то редко.

Влада: — У нас папа полноценный участник всех домашних дел: может помыть посуду, постирать, поиграть с дочкой. А когда у меня тренировки или сборы, то вообще все на нем. Он даже итальянские сказки на ночь читает. Наша дочка Ария говорит и на итальянском, и на русском свободно. Еще она в свои четыре года с удовольствием и очень далеко плавает и уже начала играть в гандбол. Кровь не водица.

Медали.jpeg

— Ария Абис — красиво звучит. «Абис» что значит в переводе на русский?

Влада: — Пчелка. Федя Пчелкин! (Смеется.) Моя мама обожает зятя и так его и зовет: Федюся, Федечка. Мама очень помогает нам с дочкой, когда мы оба на работе.


— Вы не первый герой в нашем проекте, который выбрал Россию новым домом из-за любимой женщины. А по каким еще причинам, как вы думаете, человек, приехавший сюда на время, может остаться на долгие годы или даже навсегда?

Федерико: — Из-за бизнеса. Я всегда считал, что если у человека есть семья и работа — это уже хорошо. Здесь намного легче оформлять бумаги. Мы открыли наше кафе за две недели. А можно было открыться вообще за неделю и приводить потом бумажки в порядок. В Италии ты вначале соберешь все документы, и это может растянуться на месяцы. А тут — ты сегодня решил, завтра открываешься в техническом режиме. Бумажки собираешь потом.


— За эти десять лет вы в чем-то стали немножко русским?

Федерико: — На сто процентов стал русским за рулем: ругаюсь не хуже любого местного водителя! (Смеется.) В этом году стал есть окрошку.


— Какой он, русский характер?

Федерико: — Нельзя так, в общем, сказать. Все люди очень разные. Влада, как я уже говорил, похожа на итальянку, очень эмоциональная, веселая. Другие русские спокойные. И все отдают дань уважения. Если я прихожу куда-то, то должен по кругу за руку поздороваться со всеми мужчинами: «Здрасьте! Здрасьте! Здрасьте!» Да я, может, не увижу тебя никогда! Мы даже имя друг другу не говорим! Зачем здороваться за руку? Это мне непонятно.

...А еще русские не сдаются и из любой ситуации находят выход. Сейчас трудные времена. Но при всех санкциях, при всем этом давлении русские не унывают, а постоянно находят новые способы их обойти.


— Вы задумываетесь о том, сколько времени еще будете жить в России?

Федерико: — Как сложится судьба. Я приезжал на 2 года, а уже 10 лет здесь. У нас развивается бизнес, я открываю для Ростова все новые и новые вкусы джелато. С горгонзолой не пробовали? А лавандовое? Это очень интересно: наблюдать, как люди едят его впервые, удивляются, благодарят. Тогда есть чувство, что остался тут не зря.


автор Светлана Ломакина/фото автора, архив героев публикации


«Из России с любовью» — проект журнала «Нация», создаваемый при поддержке Президентского фонда культурных инициатив . Это истории иностранцев, которые однажды приехали в нашу страну, прониклись русской культурой, просторами, людьми — и в конце концов сами стали немножко русскими.

Расскажите о нашем герое своим друзьям, поделитесь этой историей в своих соцсетях.


Возврат к списку